XEROX: долгая история ксерокопии

Xerox

Сколько раз в день в любом офисе на бескрайних просторах нашей страны звучит: «Можно я у вас тут пару страничек отксерю?» Слышал бы это американец Честер Карлсон, счастью не было бы предела (будь он, конечно, с нами). Сидеть бы нам с вами да переписывать важные документы под копирку... Но нет - повезло. В далеких 30-х годах прошлого века Честер Карлсон загорелся идеей создать копировальную машину. Дни и ночи напролет молодой парень возился в своей лаборатории, экспериментировал с реактивами, изучал свойства света и ставил первые «копировальные» опыты. Карлсон получил неплохое образование - уже в возрасте 27 лет юноша имел степени по физике, химии, юриспруденции. Но главной страстью Честера было изобретательство.


22 октября 1938 года из небольшой комнатки на третьем этаже гостиницы «Астория» раздались восторженные крики. Вопили Карлсон (на тот момент ему уже исполнилось 32 года) и его помощник Отто Корни - у них получилось! Они сделали первую в мире моментальную копию коротенького текста, выполненную с использованием сухой краски (kseros в переводе с греческого означает «сухой»). Надпись на отксерокопированном документе гласила: «10-22-38 ASTORIA». Теперь изобретателю предстояло, пожалуй, самое трудное - убедить инвесторов в уникальности и чрезвычайной полезности своего изобретения. Как и положено добросовестному гению, сам Честер не имел за душой ни гроша, поэтому без привлечения капитала со стороны рассчитывать на успех и дальнейшую жизнь своего детища было бессмысленно. Для начала отец-основатель ксерографии свою разработку запатентовал - здесь не лишними оказались знания, приобретенные на юридическом поприще.    

Стучащему да откроется

Поначалу поверить в коммерческий успех так называемой электрографии (слово ксерография появилось значительно позже) не хотел ни один здравомыслящий инвестор. Трудно представить, но Карлсону пришлось пять лет кряду обивать пороги всевозможных государственных инстанций, корпораций и частных фирм. Наконец удача улыбнулась уже немолодому к тому времени ученому - в 1944 году некоммерческая организация Battelle Memorial Institute (BMI) согласилась купить права на изобретение. Вместе с «электрографическим аппаратом» в распоряжении прозорливой компании оказался и сам Честер.
Как только юридические стороны вопроса были решены, начались активные работы по усовершенствованию массивного и неуклюжего агрегата. Все теперь было иначе: вместо тесной комнаты в гостинице - профессиональная лаборатория; вместо одинокого помощника-немца - штат образованных специалистов. Но главное - неплохое жалование и осознание того, что труды не напрасны.
В это время электрографическими опытами заинтересовалась компания Haloid, специализировавшаяся на производстве фотобумаги. Тихо-мирно BMI и Haloid заключили контракт, согласно которому все права на изобретение и последующие его доработки стали принадлежать Haloid, в то время как BMI сразу получила солидную сумму и могла рассчитывать на «пожизненные» проценты.

Рождение легенды

Надо отметить, что в то время еще никто не понимал, каким будет рынок копирования. Риск действительно был большим - от идеи Честера Карлсона до коммерческого использования технологии было еще ох как далеко! Haloid была небольшой фирмойоднако теперь пятая часть ее доходов тратилась на исследования в области электрографии. Компания, по существу, поставила на карту свое будущее.  
Идеи-идеями, но вот естественный вопрос: как назвать будущую машину? Ответы были разные, зато все сходились во мнении, что слово «электрография» звучит некрасиво и его необходимо поменять на что-нибудь более удобоваримое. Вариантов было множество, от «волшебная печать» до «чистая копия», но все это было не то. Тогда профессор лингвистики из института Огайо предложил свой вариант - «ксерография». Рождается абсолютно новый, доселе невиданный аппарат, поэтому и название ему нужно особенное. Руководителям термин понравился, да и сам Карлсон не возражал. Чуть позже появилось слово «ксерокс», ставшее торговой маркой новых копиров.


В 1949 году на рынок вышел первенец - коммерческий Xerox Model A. Большая и неповоротливая махина, занимающая чуть ли не целую комнату, была чрезвычайно сложна в управлении. Даже инженеры-разработчики - и те не все могли пользоваться им уверенно. Карлсону и команде инженеров пришлось написать подробное руководство, состоящее из 39 пунктов, аккуратно выполнив которые, пользователь имел шанс получить одну-единственную копию. Стоит добавить, что работать с Model A порой было и небезопасно - довольно часто случались пожары, замыкания и прочие неприятности. Несмотря на все недочеты, прадедушка всех копировальных машин мира был разработан, выпущен и, что удивительно, одобрен покупателями.
Следом за Model A на рынок вышла улучшенная, но по-прежнему несовершенная версия Camera #1 (1950 год). В 1955 году на прилавках появляется CopyFlo - полностью автоматический аппарат, значительно отличавшийся от предыдущих. Он позволял работать с микрофильмами, сразу создавая копию нужного размера. CopyFlo стал приносить ощутимые доходы - в 1956 году он уже обеспечил 40% всей прибыли компании.
Успех повлиял на дальнейшее развитие - медленно, но верно The Haloid Company приближалась к созданию одного из самых успешных брендов современности. Не прошло и десяти лет, как в 1958 году Haloid превратилась в Haloid Xerox Inc., сделав непростой, но решительный выбор в пользу нового направления бизнеса.

 Чем выше взлетаешь...

1961 год ознаменовался двумя потрясающими событиями, которые, несомненно, повлияли на дальнейшее развитие земной цивилизации. Первый человек в космосе и... первый автоматический копир Xerox 914. Причем 914-й был готов уже в 1959 году. При весе 294 кг габариты новинки составляли 107 х 117 х 114 см. Машина умела копировать документы размером 229 х 356 мм, используя обычную бумагу, а максимальное количество отснятых копий в месяц доходило до 100 000. Страшно подумать, но по тем временам это были характеристики, лучше которых и вообразить никто не смел.

Производителя настиг ошеломляющий успех. Немалую роль в этом сыграла умелая реклама и маркетинговые мероприятия. Единичные экземпляры Xerox 914 устанавливались в общественных местах, и все желающие могли отснять копию-другую. Так, например, аттракцион неслыханной щедрости был устроен на центральном вокзале Нью-Йорка. Чуть позже машину под индексом 914 начали сдавать в аренду, взимая плату в зависимости от количества отснятых копий - для этого на каждом ксероксе устанавливался специальный счетчик.

Наконец, самым действенным трюком стала телереклама. Haloid Xerox Inc. договорилась о выходе в эфир 20-секундного ролика с совсем незамысловатым сюжетом: папа пишет деловое письмо, отдает его дочери с просьбой снять копию. Девочка самостоятельно легко и быстро справляется с заданием. Отец доволен, берет два листка бумаги из рук своего дитя и спрашивает: «А какое из них настоящее?» Дочка в сомнениях: «А я не знаю!»

Миллионы долларов золотым дождем посыпались на Haloid Xerox Inc., которая была переименована в Xerox Corporation. Можно просто Xerox.
Уже в 1966 году появилась новая модель - Xerox 813, которая имела еще больший успех. А потом вышел Xerox 2400 и пошло-поехало... К 1968 году чистая прибыль компании составляла 138 миллионов долларов.

  ... тем больнее падать

Но ничто не длится вечно. Череда головокружительных успехов сменилась черной полосой - с начала 70-х годов доминирующее положение Xerox на копировальном рынке много раз подвергалось испытаниям. В 1972 году Федеральная торговая комиссия США обвинила Xerox в том, что компания пытается монополизировать производство копировальной техники. По сути ничего несправедливого в обвинении не было - компания всеми силами стремилась быть первой. Она даже основала специальный исследовательский центр в Пало-Альто - Xerox PARC (Paolo Alto Research Center). Там сутки напролет в строжайшей секретности работали лучшие инженеры. Невзирая на попытки адвокатов компании защититься, Федеральная комиссия наложила запрет на все торговые операции Xerox. Сыпались все новые и новые иски от когда-то обиженных конкурентов. Суд за судом, разбирательства длились годами ... Все это потребовало сотен адвокатов со стороны, на оплату услуг которых уходили миллионы. Xerox понес огромные потери - покупать копиры стали плохо, ведь авторитет компании был сильно подорван. Плюс колоссальные, но совершенно неэффективные капиталовложения и стратегические просчеты руководства. Как результат - в 1980 году одна из крупнейших производственных и научно-исследовательских корпораций Америки оказалась на краю пропасти.    

Работа над ошибками  

Перед топ-менеджерами компании было два пути - добровольно пройти процедуру банкротства, тем самым убить многолетний труд и предать память величайшего изобретателя века (Честер Карлсон скончался в 1968 году), либо бороться. Для начала руководители высшего звена ознакомились с производственными процессами на аналогичных заводах в Японии. Оказалось, что азиаты умудрялись делать то же самое, но быстрее, дешевле и, что главное, качественнее. Уроки не прошли даром - Xerox провел глобальную внутреннюю перестройку, сократил издержки и вновь начал выбиваться «в люди». Основное внимание теперь уделялось не прибыли, а качеству выпущенных копиров. К каждой машине стали прилагать особенный гарантийный листок - в случае, если на протяжении трех лет после приобретения устройства покупатель остается чем-то недоволен, компания предоставляет ему новую модель абсолютно бесплатно.

Дружба народов

Несмотря на все хорошее - качество продукции, инновационность разработок и упорный труд - успеха Xerox мог и не достичь, если бы остановился только на американском рынке. Неудивительно, что филиалы компании и небольшие представительства начали открываться по всему миру практически сразу после учреждения Haloid Xerox Inc. Великобритания, Франция, Латинская Америка, Китай... Не стал исключением и Советский Союз. Россияне (то есть граждане СССР) впервые увидели копировальную машину еще в 1964 году - в Политехническом музее состоялся первый семинар фирмы. Непуганые потребители восприняли новинку с детским восторгом и воспылали к копирам искренней и чистой любовью. Уже в 1974 году было открыто официальное представительство Xerox в СССР. Железный занавес и напряженные отношения между Советским Союзом и Западом создавали, конечно, определенные трудности. Но, как ни странно, эти же самые проблемы стали основной причиной успеха - в СССР не было конкуренции! Долгие годы мы и понятия не имели, что копиры бывают не только от Xerox - слова Canon, Ricoh, Mitsubishi, Minolta в применении к множительной технике были для советских людей пустым звуком.

Популярность Xerox в СССР достигла таких масштабов, что народные умельцы стали подделывать продукцию компании, а незаконное использование торговой марки стало встречаться все чаще и чаще. Фирма несла потери, но поделать ничего не могла - об авторском праве социалистические республики тоже не слышали.
Несмотря на такие мелочи, как фальшивые копиры, продажа машин за индийские рупии (да-да, и такое было), административные барьеры и практически полная юридическая беспомощность, прибыль Xerox исчислялась миллионами долларов - только за первые 9 месяцев 1989 года общая сумма поставок в Советский Союз составила 30 миллионов.
СССР давно нет, а Xerox остался. Конечно, популярность уже не та, да и конкурентов прибавилось. Но в сознании русского человека прочно засело: «Копир - значит ксерокс».

Первый, но не единственный

Ни у кого не возникает сомнений в том, что ксерокс, то есть копировальную машину, разработали и выпустили в компании Xerox. Одним только этим корпорация обеспечила себе гарантированно комфортную жизнь в веках. Но все равно как-то обидно, что остальные достижения инженеров, работавших под эгидой Xerox, принято приписывать другим. Например, лазерная печать. Изобрели ее именно в «Ксероксе» - дело было в 1972 году. Вот только запатентовать не успели.
Первая компьютерная мышь, первый оконный интерфейс, первые МФУ, цифровая печатная машинка... Все это, а еще многое другое - их рук дело. Но это уже совсем другая история.